Оскорбление чувств атеистов в российском законодательстве: понятие правонарушения и возможность обращения в суд

Оскорбление чувств атеистов в российском законодательстве: понятие правонарушения и возможность обращения в суд

В Казахстане собираются на законодательном уровне защитить чувства атеистов.

Министерство по делам религий и гражданского общества Казахстана разработало законопроект, по которому предлагается ввести штрафы за оскорбление тех, кто убеждён, что Бога нет, запретить ношение традиционной исламской одежды в общественных местах и наказывать за заключение религиозных браков без государственной регистрации. Informburo.kz объясняет, чем грозит новый законопроект в случае, если его примут, и публикует реакцию религиозных деятелей и юриста.

Сколько стоит оскорбить атеиста?

Если закон примут, за неуважение чувств атеистов придётся платить штраф в размере от 100 до 300 месячных расчётных показателей. Сумма зависит от того, кто именно оскорбил неверующего гражданина. Физлицу такое нарушение обойдётся в 100 МРП, должностному – в 200, а юридическому – в 300 МРП.

Но при этом закон предусматривает и штрафы за оскорбление чувств верующих.

«Воспрепятствование законной религиозной деятельности, а равно нарушение гражданских прав физических лиц по мотивам отношения к религии, или оскорбление их религиозных чувств, атеистических убеждений, либо осквернение почитаемых последователями той или иной религии предметов, строений и мест, допущение проявлений религиозного радикализма – если все вышеизложенные действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, это влечёт штраф…» – такую редакцию предлагает внести Министерство по делам религий и гражданского общество в пункт 2 статьи 490 Кодекса об административных правонарушениях.

Казахстан позиционирует себя как светское государство, в котором при этом стремятся к веротерпимости. Статья 14 Конституции РК гласит, что никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам отношения к религии.

По данным Министерства по делам религий и гражданского общества РК, атеистами или агностиками себя позиционируют 10% граждан РК, 75% граждан считают себя верующими, но не соблюдают догматы на 100%.

Что думает церковь?

  • Председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества православной Церкви Казахстана протоиерей Александр Суворов удивлён новым законопроектом.
  • Он считает, что убеждения как верующих, так и неверующих граждан РК и так защищены Конституцией и ратифицированными РК международными нормативно-правовыми актами.
  • Также он считает, что в законопроекте нет чёткой дефиниции того, что именно можно считать оскорбительным для атеиста.
  • Александр Суворов (слева) / Фото со страницы в

«Есть Всеобщая декларация прав человека, есть Конституция РК, – прокомментировал председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества православной Церкви Казахстана протоиерей Александр Суворов. – Мне не совсем понятно, что такое защита атеистических убеждений и как их можно оскорбить.

Если завтра я скажу, что Бог есть, будет ли это оскорблением атеистических взглядов? Вдруг завтра атеист скажет, что его оскорбляет звук церковных колоколов, или выйдет на улицу Айтеке би, а там Кафедральный собор, а его он раздражает.

Это тоже оскорбление? Какие именно предметы, атрибуты атеиста можно оскорбить, к примеру? Предметы культа можно оскорбить, а какие предметы идентифицируют атеистическую идеологию? Нет ответа на этот вопрос».

Ко всем надо относиться с уважением

А советник главного муфтия Казахстана Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков считает, что нельзя оскорблять ни чувств атеистов, ни чувств верующих, так как ко всем гражданам надо относиться с уважением.

«В Коране не сказано осуждать тех, кто не верит, – прокомментировал советник главного муфтия Казахстана Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков. – Нужно жить в мире и согласии и уважать чувства всех людей. Неверующего нельзя упрекать. Верующий и неверующий попадут на небо, и там уже Всевышний их рассудит. Мы стремимся к миру, взаимопониманию и уважению».

Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков / Фото с сайта dumrf.ru

Что такое оскорбление?

Известный казахстанский правозащитник Евгений Жовтис считает, что законопроект идёт вразрез с мировой тенденцией обеспечения свободы слова. Он считает, что оскорбление чьих-либо чувств – это с юридической точки зрения очень неопределённое понятие.

«Что такое оскорбление чувств? Мне не совсем понятно само словосочетание. И кто оскорбился и почему? Кто-то более чувствительный, кто-то менее.

  1. Вот мои чувства, к примеру, крайне оскорблены коррупцией в наших госорганах, – говорит Евгений Жовтис.
  2. – Мы идём по пути россиян, которые приняли закон об оскорблении чувств верующих, но мы пошли дальше, мы решили наказывать за оскорбление чувств верующих и неверующих».
  3. Евгений Жовтис / Фото Informburo.kz
  4. Евгений Жовтис считает, что наказывать по закону нужно в тех случаях, когда слова или действия верующего или неверующего действительно носят экстремистский характер и представляют опасность для безопасности государства.

«Чем можно оскорбить чувства верующего? Я, например, не верю в Бога. Я оскорбляю тем самым чьи-то чувства или нет? А если он оскорбится и выскажет мне это, то уже я должен оскорбиться? То есть мы взаимно оскорбились? Ну глупость же! – считает Евгений Жовтис. – У людей разные взгляды.

Единственное, когда возможно какое-то применение с точки зрения закона, когда высказывание несёт реальную угрозу насилия, тогда государство должно вмешиваться. Всё остальное оставьте людям, иначе мы неизвестно куда уйдём. Юридически невозможно определить это никак.

Это вопросы культуры, морали».

Запрет никабов

Другие аспекты законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений», который рассматривает Министерство по делам религий и гражданского общества, серьёзно могут повлиять на жизнь казахстанцев и требуют отдельного рассмотрения. К примеру, если они будут приняты, в общественном месте нельзя будет носить определённую одежду. А именно ту, которую министерство признает относящейся к деструктивным религиозным течениям. Под запретом могут оказаться закрывающие лицо одеяния для мусульманских женщин.

«Есть предложение о запрете на ношение в общественных местах одежды, скрывающей лицо и препятствующей распознаванию личности.

Это сегодня распространённый международный опыт, он продиктован как соображениями общественной безопасности, так и соображениями этики и сохранения национальных культурных традиций», – высказался по этому поводу министр по делам религий и гражданского общества республики Нурлан Ермекбаев.

Правозащитник Евгений Жовтис прокомментировал и этот момент. Он нисколько не сомневается, что нужно бороться с экстремизмом, но считает, что прежде всего нужно обращать внимание на первопричину таких проявлений.

«Религиозная одежда – это часть самоидентификации человека, – считает Евгений. – Кто-то идентифицируется через религиозную одежду, кто-то через короткие юбки. Люди должны сами выбирать, как им себя выражать.

Конечно, вопрос о ношении религиозной одежды в государственных учреждениях и в школе заслуживает внимания. У нас светское государство, и есть общий порядок. Но в частную жизнь людей государство не должно вмешиваться.

Конституцией прописана свобода совести, это право, которое не может быть ограничено».

Что будет с браками?

Ещё одна предлагаемая Министерством по делам религий и гражданского общества мера – наказывать за заключение религиозных браков без государственной регистрации.

«Сейчас иногда брак заключается только по религиозным обрядам, без регистрации в загсах, это по закону не допускается. Чтобы воспрепятствовать этому, планируется внесение дополнений в законодательство, то есть можно усилить ответственность для тех, кто заключает браки по религиозным обрядам, не регистрируя их в органах госрегистрации», – заявил Нурлан Ермекбаев.

Мнение Нурлана Ермекбаева не разделяет советник муфтия Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков.

«Запрещать религиозный брак нельзя, это вмешательство государства в дела религии, веками по шариату браки заключались, я не согласен с такой мерой», – заявил Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков.

Что касается церкви, то её представители заявили, что для них эта мера по сути ничего не поменяет. Обряд венчания и так проводится только после заключения гражданского брака.

«У нас всё делается только при наличии государственного документа, – прокомментировал председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества православной Церкви Казахстана протоиерей Александр Суворов. – Поэтому эта норма закона никак не затронет церковь».

Окончательной редакции закона ещё нет, но пока не совсем ясно, будут ли наказывать, к примеру, за простое сожительство двух атеистов или агностиков. Евгений Жовтис считает, что штраф в данном случае – неоправданная мера.

«Запретить религиозные браки – это не дело государства, оно может не признавать и требовать заключения гражданского брака, но запретить это нельзя. Это не проблема государства, – прокомментировал Евгений Жовтис.

– Как они будут узнавать о том, что такой брак заключён, будут устанавливать камеры в мечетях и церквях, заниматься наружным наблюдением? Если всё так, как указано в законопроекте, и как мы это интерпретируем, то логика отсутствует».

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Источник: //informburo.kz/stati/v-kazahstane-hotyat-shtrafovat-za-oskorblenie-ateistov-k-chemu-eto-mozhet-privesti.html

Оскорбление чувств атеистов в российском законодательстве: понятие правонарушения и возможность обращения в суд

Оскорбление чувств атеистов в российском законодательстве: понятие правонарушения и возможность обращения в суд

Атеизм – это мировоззрение, противоположное теизму, при котором человек верит в существование минимум одного бога. Соответственно, атеисты отрицают существование богов и не верят ни в какие проявления духовной сущности. По сути, атеизм можно отнести к верованию в отсутствие бога.

Поэтому правоотношения в вопросах оскорблений чувств атеистов можно было бы регулировать по 148 статье УК (Уголовного Кодекса) России.

Однако сама суть этого законодательного акта отрицает эту возможность, так как указывает на церемонии, обряды, богослужения и религиозные чувства, которых не имеют приверженцы атеизма.

Что входит в понятие оскорбление чувства атеиста?

На данный момент современное законодательство не может ответить на этот вопрос. Атеисты пропагандируют светский гуманизм – это мировоззрение, в соответствии с которым мораль является признаком автономии личности.

  • В таком случае логично предположить, что атеиста может оскорбить попытка опровергать его суждения или внушить ему, что мораль может появляться лишь как признак духовности.
  • Однако это предположения, не имеющие законодательного закрепления.
  • В октябре 2017 впервые в России начался процесс, на котором защищали чувства атеистов.

Обвиняемым стал краснодарский поэт-любитель Максим Дроздов, в стихотворении которого была следующая фраза: «Людей нет хуже мерзких атеистов…», которое было опубликовано в социальной сети и привело к широкомасштабному спору, затронувшему чувства атеистов. По заявлению участников обсуждения было возбуждено дело против Дроздова по статье 282 УК России «о разжигании ненависти».

Данная статья рассказывает о типовых способах решения вопроса, но каждый случай уникальный. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему, звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-33-98.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 407-22-74.

Или задайте вопрос юристу на сайте. Это быстро и бесплатно!

В соответствии с 1 пунктом этого законодательного акта за любые действия, которые унижают достоинство лица или лиц по отличиям в вопросах религиозных взглядов, которые совершаются публично, в том числе и в сети Интернет, могут быть применены следующие виды наказания:

  • Штраф – от 300 000 до 500 000 руб.
  • Штраф в сумме зарплаты или иных доходов нарушителя – от 2 до 3 лет.
  • Принудительные работы – от 1 до 4 лет, включая или не включая ограничения на право занимать определённые виды должностей до 3 лет.
  • Арест – от 2 до 5 лет.

На данный момент процесс продолжается, поэтому неизвестно, каким будет приговор. Однако, несмотря на то, что любая из вышеописанных мер может серьёзно изменить жизнь поэта, выбор 282 статьи УК России также не остался без комментариев.

Появились недовольные граждане, решившие, что за оскорбление атеистов полагаются более серьёзные меры пресечения, чем за оскорбление верующих.

Это связано с тем, что в соответствии с 1 пунктом 148 статьи УК России предполагаются следующие виды наказания:

  • Штраф – до 300 000 руб.
  • Штраф в сумме зарплаты или иных доходов нарушителя – до 2 лет.
  • Принудительные работы – от 1 г.
  • Арест – до 1 г.

Естественно появились и защитники поэта, считающие, что он имеет право высказывать своё суждение в соответствии с 29 статьёй Конституции, регламентирующей свободу слова. Однако по результатам лингвистической экспертизы было решено, что в вышеуказанной фразе присутствует оскорбление чувства атеистов.

Проект закона

Этот процесс стал для многих показателем того, что в законодательстве существует пробел в расшифровке такого понятия, как  оскорбление чувства атеиста. На данный момент на портале российской общественной инициативы опубликован проект закона, регламентирующего оскорбление чувства атеистов. Однако он не имеет большой популярности.

Вероятно, это связано с тем, что многие пункты этого проекта противоречат нормам действующего законодательства, нацеленного на защиту чувств верующих.

Можно ли обратиться в суд?

В соответствии с 28 статьёй Конституции России, каждый человек имеет право на свободу выбора вероисповедания или отсутствие такового. Это означает, что каждый гражданин, в том числе атеист, может защитить это право в суде. Для этого нужно написать заявление в полицию, дождаться решения (возбуждение дела и передача его в суд или отказ*).

  1. *Обратите внимание, что отказ можно опротестовать в прокуратуре или напрямую инициировать подачу иска в суд.
  2. Несмотря на то, что по факту подача иска, защищающего чувства атеистов, не запрещена, и каждый человек имеет право защитить свою веру, даже веру в отсутствие духовности и бога, пример с поэтом Дроздовым – первый прецедент.
  3. Поэтому никто не сможет гарантировать, что полиция, прокуратура или суд увидит основания для возбуждения дела.
Читайте также:  Заказчики по 44-фз: их полномочия и обязанности, отчеты, возможность замены, штрафы за нарушения

К сожалению, подобная ситуация будет сохраняться до тех пор, пока в законодательстве не заполнят пробел, нацеленный на защиту прав атеистов. До тех пор возможность возбуждения дела остаётся за сотрудниками полиции, прокуратуры и суда.

Источник: https://advokatyurist.ru/ponyatie-oskorbleniya-chuvstv-ateista.html

«Чувства верующих» как предмет законодательного регулирования

Оскорбление чувств атеистов в российском законодательстве: понятие правонарушения и возможность обращения в суд
Михаил Шахов

Внесенный в Государственную Думу законопроект, предусматривающий ужесточение санкций за оскорбление чувств верующих и осквернение святынь, еще должен пройти экспертизу в Правительстве и Верховном суде. Но за несколько дней, прошедших после публикации законопроекта, эта тема уже успела стать поводом для выражения самых разных эмоций и мнений представителей общественности.

Проанализировать проблему «оскорбления чувств верующих» с точки зрения российского законодательства предлагает доктор философских наук, профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, преподаватель Сретенской семинарии и член экспертного совета при комитете Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Михаил Шахов.

– Если рассуждать без эмоций, насколько целесообразны с юридической точки зрения меры, предложенные депутатами?

– Прежде всего, я поддерживаю идею об установлении уголовной ответственности за оскорбление религиозных чувств либо осквернение объектов религиозного почитания, мировоззренческой символики.

Вопрос о том, относить ли то или иное правонарушение к уголовному преступлению или к административному правонарушению, разрешается с учетом тяжести последствий и общественной опасности содеянного.

Учитывая сложность и деликатность этноконфессиональных отношений в нашей стране, максимальная ответственность за такое деяние в виде штрафа от 500 до 1000 рублей, предусматриваемая статьей 5.26 КоАП РФ, явно неадекватна и недостаточна.

У нас, а еще более в Европе и Америке, общество, особенно так называемая «либеральная общественность», с пониманием и одобрением относится к существованию законов, жестоко карающих за так называемые «преступления ненависти» или «речи ненависти», оскорбляющие различные меньшинства: национальные, религиозные, сексуальные.

Но увы, эти законы совершенно не защищают представителя большинства – белого коренного европейца/американца-христианина от глумления над христианскими святынями, над традиционными национальными ценностями.

В России, чтобы не повторять саморазрушительных ошибок «постхристианской цивилизации», надо твердо защищать святыни и чувства как меньшинств, так и большинства населения.

Но отдельный вопрос – это оценка конкретного законопроекта, который, на мой взгляд, несовершенен. Во-первых, в нем использовано некорректное выражение «унижение (?!) богослужений, других религиозных обрядов и церемоний».

Во-вторых – и это гораздо более важное замечание, – предлагается установить ответственность только за действия, направленные против религиозных обрядов и объектов религиозного почитания «религиозных объединений, исповедующих религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России».

В нашем законодательстве отсутствуют критерии для разграничения религий на «составляющие» и «не составляющие» эту «неотъемлемую часть». Вопреки распространенному заблуждению, в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» не содержится никакого перечня из четырех религий.

В преамбуле закона, то есть во вводной части, не имеющей самостоятельного нормативного значения и лишь объясняющей, исходя из чего и ради каких целей принимается этот закон, было сказано, что Федеральное Собрание РФ принимает настоящий Федеральный закон, «уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Как мы видим, список религий «открытый», и каковы эти «другие религии» в дополнение к четырем, названным поименно (язычество? шаманизм? конфуцианство?), никто не определил. Упоминание некоторых религий в данном контексте в преамбуле вовсе не тождественно тому, что законом им присвоен какой-то особый правовой статус. К сожалению, неграмотные или нечестные политики и общественные деятели так часто заявляют, что в России законом определены «четыре традиционные религии», что многие наши сограждане стали верить, будто это действительно так. Но даже если оставить в стороне неопределенность списка «защищаемых» религий, мне совершенно неясно, почему за осквернение синагоги или дацана надо карать, а за осквернение святилища сикхов, даосов и т.д. – нет. Это грубейшее нарушение конституционного принципа равенства религиозных объединений перед законом, который предполагает не только равную обязательность соблюдения требований законодательства и равную ответственность за их нарушение, но и равное право на защиту от противоправных посягательств. (Хотя лично я с симпатией отношусь к житийным историям о сокрушении православными святыми идольских капищ, однако современное общество диктует иные нормы поведения.)

– Законопроект предлагает поправки в Уголовный кодекс (максимальное наказание в виде трех лет лишения свободы). Оправдана ли такая строгость?

– Трудно судить, почему за оскорбление религиозных чувств предлагается максимальный срок именно три года, а не два, не четыре… У нас и в законодательстве, и в судебной практике достаточно много диспропорций, иногда кричащих, между карами за правонарушения, когда менее серьезное и тяжкое наказывается гораздо более строго, чем более опасное. Но обращу внимание на то, что в законопроекте идет речь о верхнем пределе наказания, а это означает, что суд в конкретном деле может назначить и существенно меньшее наказание, исходя из конкретных обстоятельств. Более того, возможно и такое изменение законодательства, когда ответственность за сходное правонарушение будет и в УК, и в КоАПе. (Например, ответственность за хулиганство – ст. 213 УК и за мелкое хулиганство – ст. 20.1 КоАП). Тогда в конкретном деле судом может оцениваться: есть ли вообще состав уголовного преступления или же это административное правонарушение или вообще нет правонарушения.

Понятие «оскорбление чувств» очень растяжимое, трудно определяемое, поэтому лишение свободы за «оскорбление», может быть, и не следует устанавливать даже в виде верхнего предела наказания. А вот за «осквернение» – например, если человек ворвался в храм и надругался над Святыми Дарами во время литургии, – можно и посадить.

– Можете ли вы привести конкретные примеры из судебной практики, которые бы иллюстрировали описанные вами проблемы законодательства?

– Судебной практики именно по делам об оскорблении чувств верующих немного. Гораздо больше дел по ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды).

К таковым относится и дело о лозунге «Православие или смерть» на футболке, по которому я входил в состав группы экспертов, проводивших комплексную экспертизу. Мы обосновали, что лозунг не является экстремистским, но судебные процессы еще не завершены.

Московская фемида уже больше года разбирается с этим делом. Умножения таких казусов хотелось бы избежать.

– А как насчет других маек с явно кощунственными изображениями, которые в последнее время можно было встретить на улицах города? Как это можно квалифицировать с точки зрения законодательства?

– Все очень индивидуально, надо разбираться по каждому конкретному случаю. Универсального законодательного запрета быть не может, закон может только установить общий принцип недопустимости размещения на майках или где-либо еще изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан. А вот оскорбительно ли изображение – иногда очевидно, а иногда это затруднительно решить даже экспертам.

В обществе, где нет единых представлений о том, что есть «священное», «истинное», «добро», «прекрасное», кто-то всегда и неизбежно будет оскорбляем чужими воззрениями, высказываниями и действиями.

Тоталитарное общество стремится «привести всех к одному знаменателю», оправдывая свои действия искренней верой в истинность официально признанных «вечных ценностей» и наказывая инакомыслящих. Наше современное государство (которое я лишь с большими оговорками назвал бы демократическим) отказалось от претензий на монопольное обладание духовными истинами.

Это, конечно, хорошо, но фактом идеологического многообразия общества стараются воспользоваться, чтобы сознательно загнать в тупик дискуссию об оскорблении чувств верующих.

Нам говорят: завтра кто-то скажет, что его веру оскорбляет любое изображение человека на майке, потому что изображения людей – это идолы, послезавтра другой скажет, что его религиозные чувства оскорбляет вообще всякая картинка на майке, на следующий день придет третий и скажет, что само ношение любых маек оскорбляет его религиозные чувства.

А поскольку кто угодно может оскорбиться чем угодно, значит, уверяют нас, в условиях плюрализма верований и мнений идея защиты религиозных чувств нереализуема, поэтому якобы нельзя препятствовать людям носить майки с кощунственным глумлением над святынями. Конечно, с такими рассуждениями согласиться невозможно.

Понятие «оскорбление» в уголовном праве характеризуется совокупностью квалифицирующих признаков, среди которых субъективное отношение лица, почувствовавшего себя оскорбленным какими-то словами или поступками, далеко не является единственным признаком. Если я на вас «не так посмотрел» и вы оскорбились, этого недостаточно, чтобы привлечь меня к ответственности.

Под оскорблением принято понимать унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, то есть путем унизительного обращения с человеком в циничной, глубоко противоречащей нравственным нормам и правилам поведения в обществе форме. То есть оскорбление – это не корректное высказывание, например: «Бога нет», а действие, имеющее неприличную форму и сознательно направленное на унижение человека, в нашем случае верующего (верующих).

Также поддаются различению реальные религиозные чувства, нуждающиеся в защите от оскорблений, от различного рода фикций, фантомов и капризов.

Даже если посмотреть на практику Европейского суда по правам человека, можно убедиться, что он разграничивает действительно глубокие, прочные, системные важные для личности убеждения и верования от сиюминутной блажи в духе «мои чувства оскорбляет зеленый цвет, устраните его изо всех государственных учреждений во имя уважения к моим убеждениям!» Хотя, надо признать, что в демократическом обществе весьма непросто доказать, что «художник», рисующий «икону» женщины с балаклавой на голове и говорящий: «А я так это вижу, и мое восприятие ничуть не хуже вашего традиционного», вышел за пределы допустимой свободы творчества.

– Какие еще поправки в законодательство необходимы, чтобы изменить ситуацию?

– Прежде всего, необходимо существенно переработать содержание ст. 282 УК РФ и правовое регламентирование критериев и порядка признания каких-либо материалов (литературы, символики и т.п.) экстремистской.

Существующая неопределенность правовых норм позволяет по достаточно произвольному усмотрению судей и экспертов объявлять экстремистскими почти любые тексты, включая тексты древних священных книг.

Первый шаг к «законному произволу» был сделан еще тогда, когда в статье 29 Конституции РФ среди недопустимых форм использования свободы слова была указана «пропаганда религиозного превосходства».

Из Основного закона эта формула пришла в ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», в ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», но никто не знает и не может объяснить, что же такое «пропаганда религиозного превосходства»? Если православный священник учит паству в соответствии с традиционной святоотеческой формулой «Вне Церкви нет спасения», нарушает ли он Конституцию? Я думаю, что в Конституции данную формулу надо изменить на более однозначную – быть может, ограничиться запретом на разжигание ненависти и вражды. Ввиду того, что Конституция имеет высшую юридическую силу, пока в ней сохраняется эта нечеткая, допускающая произвольное толкование формулировка, она будет вновь и вновь возникать в других законодательных актах, порождать трудности в ходе судебных разбирательств.

– Часто приходится слышать аргумент, что раз решили защищать чувства верующих, то давайте защищать и чувства неверующих. Как вы можете это прокомментировать?

– В жалобах представителей немногочисленного атеистического сообщества есть определенная доля лукавства. Сейчас они нарочито делают вид, что религиозные чувства и чувства атеистов есть однопорядковые явления.

Но если мы посмотрим в учебники «научного атеизма» или в написанные позднее на их основе учебники религиоведения, то обнаружим, что именно там доказывается особая природа религиозных чувств.

«Научные атеисты» никогда не соглашались, что их чувства в отношении, скажем, мавзолея Ленина имеют ту же природу, что и религиозное чувство. Просто сейчас они по тактическим причинам «подзабыли» свои собственные догматы.

Следует разграничивать проблему охраны от оскорбления чувств атеистов и чувств неверующих, то есть людей, по разным причинам безразличных к религиозной проблематике.

У последних нет никаких чувств в отношении религии – ни положительных, ни отрицательных, следовательно, и оскорбить эти чувства невозможно.

В отношении этой категории граждан никто не отменяет и не умаляет необходимости и важности защиты их свободы убеждений, их защиты от оскорбления чести и достоинства.

Не случайно в мире является общепринятой практика регулирования свободы вероисповедания и деятельности религиозных объединений специальным законодательством, отличающимся от законодательства об иных видах некоммерческих организаций, общественных объединений. Это отражает понимание и признание специфичности религиозной жизни.

Читайте также:  Увольнение в связи с ликвидацией предприятия или банкротством: порядок действий, выплаты работникам, образец приказа, запись в трудовой книжке

После распада СССР в России были сторонники идеи уравнять религиозные объединения со всеми другими общественными объединениями, в которые граждане объединяются на основе общности мировоззренческих, философских, политических, социальных, культурных интересов. Но, к счастью, этого не случилось.

Законодатели России и многих других стран понимают, что принцип равенства перед законом не означает игнорирования особой сложности организации религиозной жизни, существования многочисленных запретов, предписаний, налагаемых религиозными канонами. По причине этой специфики верующий человек более уязвим, более раним, в том числе сталкиваясь с глумлением над святынями.

Материалистическая онтология атеизма сама отрицает возможность существования сверхъестественных святынь и понятие греховности их поругания.

С учетом сказанного выше о понятии «оскорбление» можно сделать вывод, что ни материалист за слова «Бога нет», ни священник за утверждение о том, что атеисты будут гореть в аду, привлекаться к ответственности не должны.

А вот если человек публично и цинично глумится над памятью, скажем Джордано Бруно или Бертрана Рассела, сознательно стремясь унизить атеистов, его возможно привлечь к ответственности.

Хотя последняя ситуация мне представляется очень надуманной.

– В Уголовном кодексе есть также статья, предусматривающая наказание за вандализм, в том числе и против религиозных святынь. Может быть, стоит изменить ее, чтобы решить проблему?

– Отчасти ст. 214 УК РФ, устанавливающая ответственность за вандализм, то есть осквернение зданий или иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах, может использоваться при квалификации преступлений против верующих и религиозных объединений.

Но она предполагает нанесение определенного материального ущерба, даже термин «осквернение» в ней подразумевает обезображивание, например путем пачкания памятника красками, нанесения непристойных надписей.

Известный «концерт в храме» и ему подобные выходки под эту статью не подведешь, а расширять ее формулировки – значит делать статью 214 слишком всеобъемлюще-неопределенной.

– Сейчас поправки в УК и КоАП об ужесточении наказания за оскорбление чувств верующих направлены в Правительство и Верховный суд на экспертизу. Какова вероятность того, что они получат положительное заключение и закон действительно будет принят до конца года, как пообещал глава думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов?

– Не берусь предсказывать, хотя, думая, это не лишено вероятности. Дело не в сроках, а в двух содержательных вопросах. Во-первых, я постарался показать, почему я считаю такие поправки в принципе необходимыми. Во-вторых, если законопроект будет принят с нынешними недостатками или «обогатится» новыми, вместо пользы его принятие пойдет во вред.

Источник: https://pravoslavie.ru/56480.html

Закон об уголовной ответственности за оскорбление религиозных чувств верующих. Комментарий Юридической службы Московской Патриархии

  • Юридическая служба Московской Патриархии прокомментировала введенную Федеральным законом от 29 июня 2013 года новую редакцию статьи Уголовного кодекса РФ, устанавливающую уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих.
  • Оскорбление чувств атеистов в российском законодательстве: понятие правонарушения и возможность обращения в судВведенная Федеральным законом № 136-ФЗ от 29 июня 2013 года новая редакция статьи 148 Уголовного кодекса РФ (УК РФ) устанавливает уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих.
  • Правовой основой внесения изменений в действующую статью 148 УК РФ явились положения пункта 6 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», запрещающие воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии.
  • Уголовная ответственность за данное деяние не является новой в постсоветском уголовном законодательстве: такая норма в 1993 году была включена в состав статьи 143 действовавшего УК РСФСР, а в 1996 году утратила силу вследствие принятия УК РФ.

В соответствии с новой редакцией статьи 148 УК РФ уголовному преследованию подлежат действия, совершенные публично. Это означает, что уголовно наказуемые действия должны совершаться в присутствии верующих лиц, религиозные чувства которых оскорбляются (при этом не имеет значения количество этих лиц), или в их отсутствии, но с последующим опубликованием деяния, например, в сети Интернет или с использованием иных средств массовой информации.

Под явным неуважением к обществу современная правоприменительная практика понимает нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованное желанием виновного лица противопоставить себя окружающим (в данном случае в отношении их религиозных чувств), продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (см.

, например, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»).

Так, характер явного неуважения к обществу носил как сам танец на солее Храма Христа Спасителя, так и непристойные телодвижения танцующих.

Оскорбление религиозных чувств граждан ранее образовывало состав административного правонарушения (ст. 5.26 КоАП РФ). В настоящее время эта административная норма получила уголовно-правовую защиту, поэтому вполне оправданно использование прежних комментариев к ст. 5.26 КоАП в применении к ч. 1 ст. 148 УК в новой редакции.

Так, под оскорблением религиозных чувств понимаются неуважительный отзыв, грубое высмеивание религиозных догм и канонов, которые исповедует гражданин, или личных качеств гражданина, связанных с его религиозной принадлежностью, осквернение почитаемых гражданами предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики (циничное поругание, унижение, опорочивание, издевательство).

Публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики или их порчу или уничтожение, совершенное в целях оскорбления религиозных чувств граждан, также подпадает под ч.1 ст. 148 УК РФ. Под этот состав преступления подпадают «крестоповалы», рубка и осквернение икон в «культурных целях» и иные печально известные деяния.

Особые возражения при обсуждении проекта закона вызвало понятие «религиозные чувства». Высказывались даже суждения о невозможности определить, что относится к религиозным чувствам, и об отсутствии в данном понятии правового содержания.

Однако Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержит понятия «религиозные убеждения», «религиозные чувства», «объекты религиозного почитания».

Из анализа соотношения этих понятий явствует, что религиозными являются чувства благоговейного отношения лица к тому, что в соответствии с его религиозными убеждениями является для него святыней, при этом такой святыней для лица, несомненно, являются его религиозные убеждения, догматы религии, личности и деяния святых, а также священные изображения и тексты, иные предметы религиозного назначения, места религиозного почитания (паломничества).

Часть 2 статьи 148 в новой редакции регулирует случаи, когда эти действия (оскорбление религиозных чувств) совершаются в местах, специально предназначенных для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний (например, нашумевший «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя). Также поджоги храмов, нанесение на культовые здания богохульных и оскорбительных надписей подпадают под этот состав преступления.

Для данных деяний устанавливается достаточно строгое наказание — до трех лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год или без такового.

К местам, специально предназначенным для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» относит не только культовые здания и сооружения, но и иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества), в которых религиозные организации вправе беспрепятственно совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии — учреждения и предприятия религиозных организаций, кладбища и крематории, а также жилые помещения (п. 2 ст. 16).

Кроме того, это места, специально предоставленные религиозным организациям для целей совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, например, специально выделяемые администрацией:

  • лечебно-профилактических и больничных учреждений
  • домов-интернатов для престарелых и инвалидов
  • детских домов
  • учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы
  • мест содержания под стражей
  • воинских частей

Части 3 и 4 статьи 148 в новой редакции устанавливают уголовную ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Незаконным является такое воспрепятствование, которое нарушает положения статьи 28 Конституции Российской Федерации и Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях».

 При этом правомерные действия органов государственной власти по предусмотренному законом контролю за деятельностью религиозных организаций, совершенные в пределах компетенции этих органов, не охватываются составом частей 3 и 4 статьи 148 УК РФ.

Под воспрепятствованием современная правоприменительная практика понимает ограничение деятельности религиозных организаций в каких бы то ни было формах.

Это может быть создание препятствий для осуществления уставной деятельности религиозной организации (например, производству и распространению предметов религиозного назначения и религиозной литературы, благотворительной деятельности и т.д.

) или реализации прав, вытекающих из содержания права на свободу совести и свободу вероисповедания (например, права обучать религии несовершеннолетних детей).

  1. Под воспрепятствованием проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний понимается ограничение предусмотренной законом религиозной деятельности, выражающееся, например, ввоспрепятствовании посещению храма верующими, проведению крестных ходов, а также бесчинства в храме во время проведения Божественной литургии и иные действия по срыву богослужений, иных религиозных обрядов и церемоний.
  2. В особый состав преступления, характеризуемый большей общественной опасностью и обеспечиваемый более строгим наказанием, законодатель выделил совершение указанных действий лицом с использование своего служебного положения, а также с применением насилия или с угрозой его применения.
  3. Представляется, что под этот состав могут подпадать неправомерные действия должностных лиц, вследствие которых религиозная деятельность была ограничена (например, незаконное приостановление деятельности религиозной организации различными контролирующими органами).

Статья 2 Федерального закона № 136-ФЗ от 29 июня 2013 года устанавливает новую редакцию статьи 5.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (КоАП РФ).

  • Изменения претерпел как размер санкции в части 1 (воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него влечет сейчас наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей — увеличение размера штрафа до 100 раз), так и часть 2 указанной статьи.
  • Прежняя редакция (оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики) заменена на новую: умышленное публичноеосквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики или их порчу или уничтожение наказываются административным штрафом в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей для граждан либо обязательными работами на срок до 120 часов, а также административным штрафом в размере от ста тысяч до двухсот рублей для должностных лиц.
  • При этом серьезно уточнен перечень предметов, действия которых создают состав административного правонарушения, а также перечень самих этих действий.

Особо хотелось бы отметить, что частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ предусмотрены только деяния, совершаемые без цели оскорбления религиозных чувств верующих. Те же действия, совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, как уже отмечалось выше, являются уголовным преступлением, предусмотренным статьей 148 УК РФ.

Патриархия.ru

Источник: https://www.pravmir.ru/zakon-ob-ugolovnoj-otvetstvennosti-za-oskorblenie-religioznyx-chuvstv-veruyushhix-kommentarij-yuridicheskoj-sluzhby-moskovskoj-patriarxii/

Оскорбление чувств верующих: статьи закона о нарушении права на свободу совести и вероисповеданий, примеры, уголовная ответственность

За столетие, прошедшее со времени революции 1917 года, взаимоотношения государства и религии в России претерпевали многие изменения. Если до Октябрьского переворота гонениям подвергались неверующие, то после него, при советской власти, репрессировали уже христиан, мусульман, иудеев и буддистов.

Несмотря на противоречия между ортодоксами и агрессивными атеистами, в современной России усилиями государственных и общественных институтов достигнут компромисс: вопросы религии объявлены сугубо личными.

Если, конечно, речь не идет о деструктивных верованиях, запрещенных законом.

Но, в соответствии с этим же законом, каждый человек имеет право на уважение, исповедует он какую-либо религию или нет, а глава 19 Конституции России провозгласила запрет на любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности.

Оскорбление чувств верующих в нашей стране — уголовно наказуемое действие.

Оскорбление чувств верующих

К сожалению, в мире достаточно людей, чьи моральные качества позволяют оскорбить верующего — как апологета иной религии, так и просто религиозного человека.

Значение понятия

В законодательстве большинства стран мира существуют понятия, кодифицирующие оскорбление верующих именно за их веру. Это и богохульство, и кощунство, и оскорбление религиозных чувств.

В любом случае, законы принимаются для защиты граждан, исповедующих ту или иную веру, для возмездия за неуважительное отношение к религиозным обычаям, пресечения богохульства, кощунства в отношении к артефактам, которым поклоняются верующие.

Признаки оскорбления

Уголовный кодекс Российской Федерации трактует признаки преступления, о котором идет речь, достаточно конкретно. Оскорбление должно быть нанесено публично, выражать неуважение к личности и обществу.

Читайте также:  Реестр недобросовестных поставщиков по 44-фз: основания включения, процедура, перечень сведений, правовые последствия

Кроме того, целью поступков обвиняемого должно быть именно унижение, то есть эти поступки, даже если они являются оскорбительными для любого религиозного человека, совершаются именно с прямым умыслом унизить верующего.

То есть сентенция «Бога нет», произнесенная, например, во время публичной лекции, оскорблением не является.

Под самим же термином «оскорбление» юристы понимают «ущерб, нанесенный чести и достоинству человека, выраженный в неблагопристойных формулировках».

Что может оскорбить честь верующих

Среди видов оскорбления, указанных в законодательстве, основными являются негативные высказывания и препятствие работе религиозных групп и организаций.

Негативные высказывания

Лингвисты, которых часто приглашают для проведения экспертизы, утверждают, что высказывание не просто нанесло обиду, а трактуется как оскорбление в юридическом смысле, если оно:

  • было публичным, то есть в присутствии третьих лиц, в СМИ и т. п.;
  • несет в себе негатив по отношению к определенному лицу, общине, к верующим вообще;
  • адресованы именно к данным людям и характеризуют их личность;
  • имеет непристойную форму.

Препятствие деятельности религиозных групп и организаций

Предумышленное воспрепятствование деятельности сообществ верующих трактуется как посягательство на свободу вероисповедания. Статья 148 УК, в которой говорится о подобном правонарушении, не называет его определенных способов.

Юристы считают, что это могут быть:

  • беспричинная задержка с регистрацией новой религиозной общины;
  • необусловленный законом отказ в праве владения культовым сооружением;
  • закрытие по надуманным основаниям храма и разгон прихожан во время богослужения;
  • наложение запрета на определенные обряды, а также распространение религиозной литературы;
  • демонстративное вмешательство в богослужение, носящее характер оскорбления паствы.

Закон о свободе совести и вероисповеданий

Согласно Конституции, Российская Федерация определяется как государство, носящее светский характер. Тем не менее, в нашей стране существует ряд законов, касающихся религиозных отношений.

Описание и суть

В комплекс российских законодательных актов, регламентирующих религиозные отношения и правила работы религиозных организаций, входят статьи Конституции и Гражданского кодекса.

Согласно статье 28 Основного Закона, граждане России обладают свободой совести, то есть правом принадлежать к любой религии, иметь и распространять свои воззрения или быть неверующим.

Важнейший документ, относящийся к религиозным отношениям, — Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 года.

Суть закона «О свободе совести…» — в признании неотъемлемого права на нее любого гражданина РФ, утверждении равных прав каждого вне принадлежности или непринадлежности к определенной церкви и запрещении на этой почве любого вида дискриминации.

Россия — светское государство, и в ней ни одна вера не может иметь статус государственной; объединения верующих не имеют к государству непосредственного отношения, обладая перед законом равными правами, что предполагает невмешательство органов власти в религиозную практику отдельных граждан, организаций и групп.

Одновременно органы власти могут прекратить деятельность объединений верующих, если их цели идут в разрез с законом, интересами государства и граждан России.

Изменения и поправки

Смысл изменения, внесенного в 2013 году в соответствующую статью Уголовного кодекса РФ, заключается в том, что теперь за упомянутые в ней правонарушения устанавливается уголовная, а не административная ответственность. Кстати, такая ответственность уже применялась в УК РСФСР до 1993 года, и утратила силу с принятием УК РФ.

Обновленная статья и комментарии к ней Верховного суда уточняют, что подпадающие под определение криминала действия, знаменующие нарушение права на свободу совести и вероисповеданий, совершаются публично, при наличии в прямом доступе верующих либо с опубликованием их последствий в СМИ, а поступки обвиняемых должны носить характер явного пренебрежения к моральным нормам.

Уточнено понятие «оскорбление религиозных чувств». Под ними понимается грубое издевательство над религиозными постулатами или личностью гражданина, который их исповедает, насмешки над почитаемой человеком символикой, в том числе духовной литературой.

Ужесточено наказание за поступки, совершенные в сакральных постройках, их поджоги и оскорбительные надписи на стенах, а также за препятствование свободе вероисповедания, например, штраф руководителю, если он решит уволить человека по причине его принадлежности к той или иной вере, увеличился в 100 раз.

Новый текст закона о защите прав верующих уточняет старую редакцию, в которой упоминается оскорбление граждан на почве религии либо порча почитаемых ими религиозных символов. В уточнении подчеркивается публичность и умышленность деяния, а кара стала значительно более строгой.

Отягощающие и облегчающие обстоятельства

Уголовную ответственность за любые правонарушения, в том числе и в области неуважения к правам верующих, усугубляют многие обстоятельства.

В частности, приговор любому преступнику будет строже, если он руководствовался мотивами разжигания национальных или религиозных распрей.

Отягчающими обстоятельствами считается осуществление противоправных действий ранее осужденным человеком. Приговор будет также значительно строже, если жертвой правонарушения стал ребенок, беременная женщина, человек преклонного возраста или пребывающий в беспомощном состоянии, а также зависимый от преступника.

Усиливают ответственность за корыстные мотивы правонарушения, совершение его с целью сокрытия иного преступления, а также если оно сопряжено с особой жестокостью или издевательством над жертвой.

Уголовный кодекс рассматривает как отягчающие обстоятельства правонарушения, совершенные против человека, находящегося на государственной службе, исполняющего общественный долг, а также человеком, нарушившим присягу.

Групповые и особо тяжкие преступления, правонарушения с использованием в качестве орудия ребенка либо психически больного человека, совершенные в условиях бедствия или чрезвычайного положения, а также человеком в состоянии наркотического или алкогольного опьянения тоже обычно наказываются с применением высшего предела.

Обстоятельства, смягчающие ответственность за правонарушение, также перечислены в Уголовном кодексе России. К ним относятся, например, явка с повинной, раскаяние в содеянном, помощь следствию в раскрытии правонарушения.

Если обвиняемый сразу после осуществления правонарушения оказал жертве помощь, возместил ущерб или загладил вред в добровольном порядке, суд учитывает это при вынесении приговора, равно как и то обстоятельство, что у правонарушителя на иждивении имеется ребенок либо преступник является беременной женщиной или стариком.

Иногда обвиняемый нарушает закон из-за тяжелых личных обстоятельств, под угрозой расправы, а то и в силу неких незаконных действий самого пострадавшего. Эти обстоятельства тоже приводят к смягчению приговора.

Как доказать состав преступления

В кабинете следователя и после, в зале суда, рассматривающего дело о нарушении религиозных прав, главное — установить, состоялся ли факт самого преступления и виноват ли обвиняемый в инкриминируемом правонарушении.

Самое трудное — доказать в процессе следствия непосредственный умысел, прямое намерение оскорбить именно религиозные, а не какие-либо иные чувства потерпевших. То есть предполагаемый конфликт должен исходить именно из желания подследственного выразить свое негативное отношение ко всем верующим в целом.

Конечно же, законодательство не конкретизирует, какими именно фразами можно оскорбить верующего.

В случае применения нецензурных выражений — все понятно, наличествует оскорбление личности, но в случае с верующим, настаивающим именно на религиозной подоплеке оскорбления, это понятие размыто.

Ведь если для кого-то нецензурно ругаться самому и выслушивать то же от других — норма поведения, то для иных людей это смертельная обида.

Есть еще один нюанс, затрудняющий следствие по упомянутой статье. Дело в том, что потерпевший обязан доказать принадлежность к той или иной конфессии и свое более или менее активное участие в религиозной жизни. В этом случае доказательством могут стать подтверждения со стороны руководителя прихода (настоятеля храма) и прихожан.

Свидетельские показания подтвердят и то, что оскорбление было публичным.

Работа по поиску таких свидетелей обычно проводится среди самих потерпевших, прохожих, которых случай привел на место конфликта, даже водителей автомобилей, снабженных видеорегистраторами.

Именно они часто представляют доказательства надругательства над Поклонными крестами, стоящими обычно на обочинах на въезде в тот или иной населенный пункт.

Наказания за нарушение закона РФ

Статья 148 Уголовного кодекса России имеет 4 части:

  1. Первая часть предусматривает возмездие за неуважение к чувствам верующих, акты которого совершены публично и являются ярко выраженными.
  2. Во второй части рассматриваются те же поступки, но совершенные в храмах.
  3. Часть третья анализирует факты создания помех работе религиозных объединений.
  4. В четвертой части рассматриваются те же действия, что и в части 3, но совершенные обличенным властью чиновником либо сопряженные с фактами насилия.

Штрафные санкции

По правонарушениям части первой назначается штраф до 300 тысяч рублей, по второй — до 500 тысяч рублей, по третьей — до 300 тысяч рублей.

Часть четвертая предусматривает штраф до двухсот тысяч рублей, либо в размере до суммы годового дохода осужденного.

Исправительные и общественные работы

Осужденные могут быть подвержены следующим наказаниям:

  • по части первой статьи 148 могут быть присуждены до 240 часов обязательных работ либо до года принудительных;
  • по части второй — до 480 часов обязательных или до трех лет принудительных работ;
  • третья часть требует до 360 часов обязательных или до года исправительных работ;
  • по части четвертой может получить до 480 часов обязательных, до двух лет исправительных или до года принудительных работ.

Лишение свободы

В качестве возмездия за наиболее злостное нарушения могут быть присуждены различные сроки лишения свободы.

По части первой — на срок до 1 года, по части второй — до 3 лет, по части третьей — арест до 3 месяцев, а по части четвертой лишение свободы на тот же срок.

Индивидуальные случаи

Правоприменительная практика свидетельствует о том, что далеко не все принимаемые законы и статьи Уголовного кодекса находят реальное отражение в судебных делах.

Но законы, касающиеся соблюдения прав верующих, оказались не просто востребованными, а на волне конфликтов, охватившего не только Россию, но и весь мир, приобрели первостепенное значение, как и законы о разжигании межрелигиозной розни.

Известно, что у статьи 148 в ее нынешнем варианте было множество критиков, указывающих на то, что если у верующих есть защита, у неверующих ее нет. Стоит заметить, что это не так: неверующих защищает сама Конституция России, предусматривающая равные права и защиту закона для верующих и неверующих.

Иное дело – агрессивный атеизм либо агрессивное непринятие иной религии. Вот несколько примеров.

Первый приговор после принятия изменений к статье 148 УК, криминализирующих оскорбление по религиозным мотивам, был вынесен уже в следующем, 2014 году. Молодой парень из Ижевска, опубликовавший в соцсетях антиисламскую картинку, присужден к обязательным работам.

Несколько вердиктов по этой статье вынесли в 2016 году. В частности, к общественным работам приговорили двух мужчин из Кировской области. Они не нашли лучшего способа выразить свое отрицание религии, как поместить на Поклонном кресте в одной из деревень чучело, снабдив его оскорбительной надписью.

2 года с отсрочкой получил спортсмен из Дагестана Саид Османов, который в столице Калмыкии Элисте помочился в святилище Будды и ударил ногой в нос его статую. Спортсмен умудрился снять свое действо на видео и опубликовать его.

В 2017 году был оглашен приговор по знаменитому делу «Ловца покемонов» Руслана Соколовского. Суд констатировал, что юноша, отрицающий существование Бога как такового, «ловил покемонов» в Храме-на-Крови, построенном на месте расстрела царской семьи. После этого он опубликовал видео об этом, снабдив его ми на уровне печально известного журнала «Шарли».

Соколовский получил три с половиной года условно. Тот же срок, только реальный, просило обвинение.

Знаменитое дело о «панк-молебне» в храме Христа Спасителя не упоминается, потому что его участники были осуждены в 2012 году по иной, «хулиганской» статье УК.

Наказания в других странах

За рубежом также считают, что оскорблять верующих — преступление. Особенно строги кары за такие действия в мусульманских странах. Так, в Афганистане, Иране, Нигерии, Саудовской Аравии, Иордании и некоторых других государствах, живущих по законам шариата, законы предусматривают кары за святотатство вплоть до смертной казни.

Достаточно строго наказывается кощунство в Алжире, Индонезии, Судане, Пакистане.

  • Небольшим тюремным заключением или штрафом святотатец может отделаться в Бразилии, Греции, Израиле, Индии, Турции, Испании, Италии, Мальте, Нидерландах, Польше.
  • Не указывая вид кары, закон запрещает кощунство, святотатство и подобные действия в Бангладеш, Дании, Египте, Ирландии.
  • Не является наказуемым деянием в Австралии, в Исландии и др.
  • В некоторых европейских странах введено юридическое понятие «оскорбление религии», которое уголовно либо административно наказуемо почти во всех государствах континента.

Видео об оскорблении чувств верующих

Здесь вы можете увидеть репортаж о разбирательстве правоохранительных органов по поводу продажи в магазине товаров с логотипом, который может оскорбить чувства верующих.

Источник: https://proreligiu.club/obshestvo/istoriya/oskorblenie-chuvstv-veruyuschih.html

Ссылка на основную публикацию